КАЛЕНДАРЬ

СЦЕНАРИЙ ВЫХОДА ИЗ ЕГИПТА
ОБРАЩЕН К КАЖДОЙ ЕВРЕЙСКОЙ ДУШЕ

Раввин Адин Штейнзальц

Cущность рабства


Представление о рабах, — эксплуатируемых, униженных, терпящих побои и издевательства, — кажется совершенно тривиальным. Раб занят тяжелым, изнурительным трудом, его подгоняют безжалостные надсмотрщики, награда за его труд мизерна. Все это действительно так, однако, в этом ли суть рабства? В современном мире почти каждый свободный человек предпринимает немалые усилия, добывая себе средства к существованию. Редко выпадают моменты, когда не поджимает время и можно спокойно расслабиться. Не так уж много найдется людей, которые могут сказать, что они не страдают от необходимости тяжело трудиться, выполнять нормы и выносить притеснения всякого рода начальников. Почти беспрерывная борьба за существование ложится тяжким бременем на плечи людей. Можно ли только на этом основании назвать их рабами? Евреи, вышедшие из Египта, вспоминали рыбу, которую ели там даром. Было бы совсем неверно назвать их неблагодарными глупцами. Во всякой жизни — даже в жизни раба, изнывающего от непосильного труда, — есть и свои радости. Тяжелый труд сам по себе вовсе не является основным признаком рабства, точно так же, как праздность и дармовая рыба — непременным признаком свободы. Суть рабства заключается в том, что труд раба целиком принадлежит другим. Раб не определяет сам цели и задачи своей работы, в ней не учитываются его потребности и желания. Это работа на других. Другие определяют ее цели и задачи — раб играет роль инструмента в их руках. И коль скоро это так, не имеет особого значения, какой работой занят раб и действительно ли он надрывается в поле, изготавливая кирпичи из глины. С тем же успехом он может сидеть в кабинете с кондиционером и писать высокохудожественные книги — само по себе это не делает его еще свободным человеком.

«Рабами мы были у фараона в Египте»

Как должен был повести себя фараон, когда у него возникли опасения, что евреи, почувствовав себя свободными людьми, захотят покинуть Египет? Совершенно очевидно, что ему необходимо было со всей возможной решительностью подавить ростки возникающего на глазах национального самосознания.

Что для этого следовало сделать? Заставить евреев заниматься делом, совершенно чуждым их национальным интересам — принудить выполнять работу, целью которой было благополучие египтян. Поэтому, несмотря на очевидный прагматический характер, использование евреев на строительстве новых городов имело сверхзадачу: подчинив евреев не только внешне, но и внутренне египетским целям, окончательно превратить евреев в народ рабов — народ, существующий для других.

Пока раб, будь то отдельный человек или народ, осознает себя рабом, пока он понимает свои собственные интересы и лишь вынужденно соглашается с тем, что по каким-то причинам гнет спину на других, пока он болезненно переживает свое угнетение — рабство еще не является окончательным и бесповоротным. Подлинное рабство наступает тогда, когда раб забывает о том, что он раб. Высказывания пророков и мудрецов о рабстве в Египте подчеркивают, что у евреев стало постепенно исчезать болезненное ощущение рабства, что еврейский народ стал отождествлять себя с Египтом, до такой степени проникнувшись идеями египтян, что с вдохновением и энтузиазмом взялся за возложенную на него фараоном тяжкую работу, более того — стал считать ее своей национальной целью. Осознав цели египтян как свои собственные, евреи оказались готовы к принятию на себя всей тяжести рабства. Конечно, еврей мог изнывать от тяжкой работы, мог домогаться для себя облегчения в труде и более высокого социального статуса, однако в любом случае он хотел, чтобы он сам и его жизнь были вплетены в канву египетской жизни — он хотел этого сознательно и без какого бы то ни было принуждения. Понятно, что в этом случае выход из Египта терял для него всякий смысл.


Выход из рабства вовсе не означает, что каждому будет предоставлен теперь горшок с мясом и дармовая рыба, выход из рабства вовсе не эквивалентен обретению беззаботности. Скорее уж даже наоборот: свободный человек более обеспокоен своей работой и ее результатами. Выйти из рабства — это значит начать наконец работать на себя, руководствуясь своими собственными целями и интересами. Исходя из этого понятно, что рабство автоматически не прекратилось после выхода из Египта. Еврейский народ, находясь в других изгнаниях (а временами и обитая на своей земле), мог вновь и вновь впадать в рабство. Однако это случалось уже не со всем народом, а с отдельными людьми или с отдельными, порой значительными, группами. И тогда эти люди и эти группы работали, строили города, совершали революции, развивали культуру, науку и искусство — и все это ради фараона, который принимал разные исторические обличья. Надсмотрщики, надзиравшие за еврейской работой, порой появлялись открыто — порой (когда не было нужды во внешнем принуждении) прятались в человеческих душах. А евреи продолжали оставаться в рабстве — творить и строить для других. Как сказано в Песни Песней: «Заставили меня сторожить виноградники — свой виноградник не сберегла я». Именно поэтому на протяжении веков выход из Египта сохраняется в еврейском сознании не только как исторический факт, но, что гораздо важнее, как фундаментальная творческая модель. «Во всяком поколении обязан человек смотреть на себя, как будто он сам вышел из Египта», — так говорится в Пасхальной агаде. И сегодня, как и три с лишним тысячи лет тому назад, выход из Египта продолжает сохранять актуальность, продолжает оказывать влияние на весь еврейский народ в целом и на каждого еврея в отдельности. Сценарий выхода из Египта обращен к каждому еврейскому сознанию, к каждой еврейской душе, и тот, кто не сумеет воплотить этот сценарий в своей жизни, в какой бы стране он ни жил и каким бы уровнем внешней свободы ни пользовался, так и останется рабом фараона в Египте.


КЛАССИЧЕСКИЕ КОММЕНТАРИИ

Каждую неделю в синагоге читается определенная часть Торы, называемая недельным разделом. За год полностью прочитывается вся Тора. Каждый недельный раздел имеет название, совпадающее с первыми ключевыми словами раздела (в частности, это может быть и одно слово).

Понятно, что газетные возможности крайне сужены. Дать хоть сколько-нибудь систематический комментарий даже к небольшому отрывку — невозможно. Поэтому фрагменты еврейских классических комментариев, подготовленные Дмитрием Софроновым, следует рассматривать лишь как указание на многогранность текста Торы и приглашение к пристальному чтению.

ШМИНИ (ВОСЬМОЙ) (9.1 - 11.47)

И было, на восьмой день...
«И взяли сыны Аароновы, Надав и Авиу, каждый свой совок, и положили в них огня, и возложили на него курений, и принесли пред Всевышним огонь чуждый, какого он не велел им. И вышел огонь от Всевышнего, и пожрал их, и умерли они пред Всевышним» (10.1,2).
Комментаторы сообщают, что Надав и Авиу были великими людьми своего поколения, причем оба они прекрасно осознавали степень своего величия и полагали, что их уровень достаточно высок для того, чтобы в любое время войти в святилище. Но Всевышний предупреждает Моше (Моисея): «Скажи Аарону, брату твоему, чтоб не во всякое время входил он во святилище за завесу,... дабы он не умер.» (16.1,2). Однако Надав и Авиу посчитали, что на них уже не распространяются эти ограничения. Кроме того, они полагали, что их собственные заслуги дают им возможность беспрепятственно посещать святилище. Они думали, что достигли достаточно высокого уровня, который позволил бы им в любое время осуществлять грандиозные деяния, даже не подозревая, что этот великий поступок окажется последним в их жизни.

ТАЗРИА (ЗАЧНЕТ) (12.1 - 13.59)

... Если женщина зачнет и родит сына...
«А у прокаженного, на котором эта язва, одежды должны быть разорваны, и голова его должна быть непричесана, и до усов должен он закутаться и кричать: «Нечист, нечист!» Во все дни, доколе на нем язва, он будет нечист; нечист он — отдельно должен он жить, вне стана жилище его»
(13.46). «Проказа», в данном случае, не более, чем условный перевод библейского слова «цараат», которое обозначает неизвестную доселе тяжелую кожную болезнь. Согласно преданию, подобного рода «проказой» наказывался грешащий злословием человек. Он подлежал удалению за пределы стана Израилева, причем Тора повелевает выселить прокаженного отнюдь не из карантинных соображений.

Согласно принципу «мера за меру», наказание, которое терпит грешник, в той или иной степени должно быть подобно прегрешению. Поэтому необходимо уяснить, почему именно выселение за пределы общины ждало злоязычника. Сплетня привносит смуту в человеческое сообщество и сеет раздор между членами общины. Нередки случаи, когда из-за злословия и сплетен разрушались семьи. Тот, кто способствует распрям и ссорам, словно недостоин считаться членом нормального сообщества. Закон, согласно которому прокаженный должен покинуть пределы стана, является наглядным воплощением в жизнь принципа «мера за меру». Поскольку речи злословящего способствуют расколу в коллективе, Священное писание обрекает его на одинокое существование в отлучении от других членов общины.

МЭЦОРА (ПРОКАЖЕННЫЙ) (14.1-15.33)

... Это будет закон о прокаженном...
«Когда войдете в землю Ханаанскую, которую Я даю Вам во владение, и Я наведу язву проказы на дома в земле владения вашего»
(14.34).

По преданию, во время скитаний евреев по Синайской пустыне грешник в наказание сразу зарабатывал накожную болезнь. Иногда язва, свидетельствующая о грехе, появлялась на одежде. Однако, когда евреи поселились в Земле Обетованной и у них появились собственные дома, язва проказы в качестве первого предостережения сначала поражала стены жилища, затем, если хозяин не спешил исправлять свои деяния, переходила на одежду (последнее предупреждение!) и только потом на кожу человека. Таким образом, Тора указывает на одну из особенностей Святой земли, в очередной раз подчеркивающую милосердие Творца по отношению к еврейскому народу.

АХАРЭЙ (ПОСЛЕ) (16.1 - 18.70)

И говорил Всевышний, обращаясь к Моше, после смерти двух сынов Аарона...

Согласно заповеди о «козле отпущения» первосвященник в День Искупления выбирал двух похожих друг на друга козлов и определял их дальнейшую участь, прибегнув к жребию, символизирующему волю Творца. «Счастливчик» приносился в жертву Всевышнему, а «козла отпущения», несущего на себе все грехи Израиля, отправляли на верную смерть в пустыню (16.7-22). Храмовое служение, совершаемое в Йом Киппур, воплощало надежду евреев, что удел Яакова (Иакова) — направлять свои таланты и умения ради осуществления этических идеалов монотеизма (символ — жертва Всевышнему), а доля врагов избранного народа — нести на себе «все беззакония их в страну необитаемую» (16.22).

КДОШИМ (СВЯТЫ) (19.1 - 20.27) Святы будьте...

«Люби ближнего своего, как самого себя (19.18).»
Но, как говорится, «сердцу не прикажешь» и «насильно мил не будешь». Ведь нельзя, не кривя душой, с симпатией относиться к тому, кто совсем не вызывает нашего дружеского расположения. Более того, природа человека эгоистична, и он не может, вопреки естеству, любить другого так же, как себя самого! Давайте разберемся.

Издержки перевода скрадывают один нюанс, заключенный в оригинале: «Люби (для) ближнего» — любовь, заповеданная Писанием, должна быть направлена на благо ближнего, а не для удовлетворения наших эгоистических амбиций. Получается, что Писание и не требует любить ближнего с той же силой, что и самого себя!

Традиция настаивает, что любовь к ближнему, о которой идет речь, должна выражаться в конкретных поступках: благотворительности, помощи советом и делом в трудную минуту, и т.д.



РАЗГОВОРЫ С РАВВИНОМ

МУЧЕНИК РАЦИОНАЛИЗМА

Один хасидский раввин сказал о фараоне:
настоящий мужчина — умеет держать удар, умрет, но не сломается


Адин Штейнзальц отвечает на вопросы Михаила Горелика

— В истории исхода евреев из Египта содержится психологическая загадка. Вот Моисей приходит к фараону и говорит: «Отпусти народ мой!». Тот, естественно, не отпускает: с какой это стати? Пусть поработают. Моисей угрожает, но фараона угрозами не проймешь. Пока все понятно. Дальше «казни египетские»: одна, вторая, третья... Ну кажется, теперь уже все понятно. Уже сколько можно?! Нет, ему еще и еще подавай! Страна гибнет, народ болеет и мрет. Казалось бы: да катитесь вы на все четыре стороны и чем скорей — тем лучше! Так нет же! Стоит, как стена бесчувственная! Хоть кол на голове теши! Такая стойкость, переходящая в идиотизм. У вас есть какое-нибудь объяснение — я имею в виду не теологическое, а психологическое?

— Некоторые комментаторы объясняют это элементарной глупостью: фараон, по их мнению, был просто не в состоянии понять, что, собственно, происходит. Я бы не сказал, что это звучит убедительно: ведь даже собаку или кошку можно обучить, причиняя им дозированную боль в строго определенных ситуациях. На этом построены многие эксперименты. Крысы прекрасно обучаются, и трех ударов током им обычно вполне достаточно, чтобы сообразить, куда лучше не соваться. Допустим, фараон был действительно глуп, но все-таки не насколько же! Не глупее же крысы! Нет, это неубедительное объяснение.

— Должно быть, есть более убедительные?

— Есть. Например, что всему виной бюрократическая система, жертвой которой стал сам фараон, получая информацию, во-первых, крайне неоперативно (пока она последовательно пройдет по всем многочисленным инстанциям), а во-вторых, в существенно искаженном состоянии. Не располагая адекватным пониманием ситуации, он не мог принимать правильные решения. Не забывайте: Египет был первым в истории бюрократическим государством. Существует версия, связанная с особенностями египетского менталитета. В своих собственных глазах египтяне были эталоном всего самого хорошего и разумного, государственной мудрости и военной мощи. Согласно египетским хроникам, египтяне никогда не проигрывали ни одну войну, однако из внешних источников мы знаем, что это было не совсем так.

До нас дошли письма фараону из Азии одного египетского путешественника. Он, в частности, поражен тем, что и реки там текут не в «ту» сторону. Течение Нила с юга на север носило в их глазах абсолютно нормативный характер — за границей родины все было «неправильно». Такой менталитет порождал имперское высокомерие, неспособность к компромиссам, неумение считаться с кем бы то ни было; единственным и само собой разумеющимся ответом на чужие требования был диктат силы. Такой менталитет не давал фараону возможности трезво оценить сложившуюся ситуацию и в конечном итоге привел его к гибели.

— Это интересные подходы, они действительно многое объясняют, однако они сводят ситуацию исключительно к социальным, социо-культурным или социально-психологическим механизмам. У меня же при чтении сложилось впечатление, что речь, помимо всего прочего, идет все-таки о загадке фараона как личности.


— Вполне с вами согласен. Я бы даже сказал, что речь тут идет об интеллектуальной драме.

— Звучит совершенно в духе Достоевского.

— Именно так оно и есть. Фараон был настоящий интеллектуал, он боролся за верность собственной картины мира; он готов был не только претерпеть за нее, но даже жизнь положить. Смотрите, что происходит. Моисей и Аарон бросают вызов его пониманию мира.

Фараон принимает этот вызов. Все, что они делают, он упорно объясняет естественными причинами. Вы говорите, это чудо? Не морочьте мне голову: мои специалисты легко сделают то же самое. До поры до времени специалисты действительно справлялись. Но только до поры до времени. Все это, если помните, подробнейшим образом изложено в тексте. И вот тут мы видим грань, отделяющую добросовестного профессионала от интеллектуала-дилетанта. Фараоновы специалисты говорят: вот до сих пор опыт воспроизводим, а здесь уже нет, ничего не получается. То, что происходит, не вписывается в нашу теорию, эксперимент ее опровергает — в свете новых данных теорию надо пересматривать.

— Ну и как, пересмотрели теорию?

— И теорию пересмотрели, и практические выводы сделали. Во всяком случае, согласно нашему преданию, главные фараоновы жрецы вышли из Египта вместе с евреями.

Но, в отличие от них, для фараона теория — предмет не науки, а веры. Если теория не совпадает с реальностью, пересмотру подлежит реальность. Фараон знает: таких фактов не бывает, потому что их не может быть никогда. Он переживает каждый новый удар, как кошмарный сон. Теперь он проснулся, и мир вновь прежний — понятный и рациональный. Поразителен диалог Моисея и фараона об устранении нашествия жаб. Фараон (Моисею): помолись, чтобы жабы сгинули. Моисей: когда молиться? Фараон: завтра. Непостижимо. Жабы везде, постель полна жаб. Казалось бы, проси, чтобы они пропали немедленно. Но нет — завтра. Почему завтра?! Ты что, хочешь провести ночь с жабами?! Нет, фараон надеется, что мир сам собой придет в нормальное состояние, и тогда Моисею не удастся приписать себе заслугу за чисто природные, естественные явления, которые на самом деле никак с ним не связаны. Фараон не позволит морочить себе голову — ради этого он готов потерпеть еще 24 часа. Итак, десять ударов — один за другим. Фараон держится. Десяти казней, повергших в ужас весь Египет, оказалось недостаточно, чтобы вправить ему мозги. Наконец море расступилось. Это уже форс-мажор, дальше ехать некуда, но фараон готов не только погубить армию, но и сложить голову — лишь бы остаться при своей идее. Один хасидский раввин сказал о фараоне: настоящий мужчина — умеет держать удар, умрет но не сломается. У меня был один добрый знакомый — ученый, талантливый человек. Он написал автобиографию с названием, которое выглядит, как самоопределение: «Воспоминания верующего атеиста». Мне кажется, это было бы идеальное название для мемуаров фараона, которые он, увы, так и не написал.


ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ

ЕВРЕЙСКИЙ ИНФОРМАЦИОННЫЙ ЦЕНТР ОТВЕЧАЕТ

При Институте изучения иудаизма действует Еврейский информационный центр (ЕИЦ), назначение которого — отвечать на все вопросы, связанные с иудаизмом. Это могут быть вопросы об истории, философии, еврейских обычаях, о Галахе, о вызвавшем недоумение тексте, о еврейских мудрецах, о дате рождения по еврейскому календарю, о праздничном столе и так далее, и так далее. Любой человек может письменно обратиться в ЕИЦ и оперативно получить письменный ответ. В месяц в ЕИЦ приходит порядка сотни писем — одно из них может быть Вашим. Сотрудники ЕИЦ широко используют для ответов разнообразную литературу: классическую, научную, популярную. Если вопрос оказывается столь сложен, что вызывает у них затруднение, они переадресуют его непосредственно раввину Адину Штейнзалыду. В любом случае обратившийся непременно получит квалифицированный ответ.

Почему в XX веке так много семей распадается?

Сегодня для многих совершенно очевидно, что необходимая (а для кого-то и вполне достаточная) предпосылка брака — наличие романтических чувств или страстей, которые так любят воспевать поэты. Разумеется, молодые люди могут ошибаться в своих чувствах, однако часто чувства действительно бывают абсолютно искренними и неподдельными. Беда в том, что это совсем не тот материал, из которого может быть построен прочный брак.

Иудаизм провозглашает примат разумного начала над чувственно-эмоциональным. Самым главным критерием при вступлении в супружеский союз является полное осознание того, что с этого момента ты готов нести ответственность за человека до конца своих дней. Это означает, что для того, чтобы семья продолжала существовать, он и она должны жертвовать своими собственными амбициями во имя семьи.

Истинная любовь, как говорят еврейские мудрецы в трактате «Пиркей авот» («Поучения отцов») зиждется на внутренних факторах. Если же брак заключается из-за денег, из-за физической привязанности или по какой-либо другой внешней причине, то вскоре люди начинают осознавать, что они друг другу абсолютно чужды. Ни для кого не секрет, что в нашем поколении люди все более ориентируются на потребительское отношение друг к другу: «ты мне, я тебе», — в то время, как настоящая, непреходящая любовь, основанная на взаимоуважении, взаимной ответственности и самопожертвовании продолжается даже тогда, когда уходят «лучшие годы» и увядает красота.

Самый главный критерий при вступлении в супружеский союз — глубокое осознание ответственности за другого человека и готовность на жертвы, совершенно независимо от сиюминутных чувств. Любовь, основанная на таком фундаменте, продолжается даже тогда, когда проходит молодость и увядает красота.

Первая буква (йод) еврейского слова «иш» (муж, мужчина) содержится в тет-раграмматоне (четырехбуквенном имени Всевышнего) — эта буква связана с мужским началом. Последняя буква (гей) слова «иша» (жена, женщина), также содержащаяся в этом имени Всевышнего, связана с женским началом. Две оставшиеся буквы, общие для слов «иш» и «иша» — алеф и шин — составляют слово «эш» (огонь).

Так вот, когда «иш» и «иша» (мужчина и женщина) живут по законам Торы — скрепляющий их союз будет прочен. Но если отнимутся буквы из имени Всевышнего (что происходит при несоблюдении этих законов), возникает огонь, оставляющий от союза мужчины и женщины одни головешки.

Каким образом нееврей может принять иудаизм? Что надо для этого сделать?


Принятие иудаизма возможно для нееврея только в том случае, если он испытывает чувство глубокой причастности к духовной жизни еврейского народа и готовность приобщиться к еврейской традиции.

Однако одной декларации о намерениях здесь совершенно недостаточно: обязательным предварительным условием является практическое вхождение в еврейский образ жизни — так, как он понимается иудаизмом. Необходимо:

• принимать активное участие в жизни еврейской общины;

• постоянно посещать синагогальную службу;

• изучить законы, касающиеся практической стороны еврейской жизни (их очень много, и фактически они определяют каждый шаг человека с момента утреннего пробуждения вплоть до ночного сна);

• строго соблюдать эти законы. Вопросами гиюра (процесс перехода в иудаизм) в России занимается исключительно московский раввинский суд во главе с его председателем — главным раввином Москвы Пинхасом Гольдшмидтом. Для того, чтобы стать в московском раввинате на учет, необходимо иметь рекомендации от руководителей общины, фактическим членом которой стал нееврей, стремящийся пройти гиюр. Дающий рекомендацию должен засвидетельствовать, искренность намерений нееврея, желающего принять иудаизм, а также тот факт, что жизнь этого человека полностью соответствует требованиям еврейской традиции. Иными словами, принятие иудаизма — это крайне трудный и длительный процесс, требующий исключительно высокой мотивации и очень большого терпения.

В Торе рассказывается, как Авраам общается с ангелами. Как это могло произойти: ведь ангелы бестелесны? Этот рассказ может показаться фантастическим. И действительно, мы не в коей мере не можем очеловечивать Творца и ангелов, наделяя их антропоморфическими чертами.

По мнению одного из самых выдающихся еврейских мыслителей — Рамбама (1135-1204), — весь этот эпизод возникает лишь в пророческом сне Авраама. Если же говорить не только об этом эпизоде, а поставить вопрос принципиально, то Рамбам утверждает, что антропоморфизмы священных текстов, используемые при описании отношений человека со Всевышним, — лишь средство символического описания личностного характера этих отношений. Так, мы читаем, что взор Всевышнего устремлен на землю, что Он прислушивается к каждому звуку, радуется или гневается, смеется или рыдает... Все это — различные способы проявления Всевышнего, представленные в понятной и доступной для нас форме, ибо, поскольку человек создан по образу Всевышнего, Его проявления соотносятся с теми или иными присущими человеку чертами. Если понимание самих сущностей, составляющих мир, нам недоступно, то с помощью антропоморфических символов мы приближаемся к их постижению. И когда в Торе изложено откровение, представившееся взору пророка, оно кодируется в образной системе, доступной человеческому восприятию, чтобы передать людям эмоциональный смысл виденного.

Не все еврейские мыслители были согласны с Рамбамом, но, как бы то ни было, для нас важнее не «историческая достоверность», но выводы, которые мы можем почерпнуть для себя из текста Торы.

На вопросы отвечал Давид Сойфер.

 


ПРИ ПОДДЕРЖКЕ ФОНДА ПИНКУСА
ПО РАЗВИТИЮ ЕВРЕЙСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ДИАСПОРЕ, ИЗРАИЛЬ

Низкие цены продажа и установка https://um-climat.ru/ кондиционеров.