ПРЕЗЕНТАЦИЯ

Взгляд Адина Штейнзальца — «Взгляд» Адина Штейнзальца

АНШЛАГ В ДОМЕ НА НАБЕРЕЖНОЙ

Давид АНШИН

Вечером 21 мая зал Института изучения иудаизма на Гончарной набережной был переполнен. Ждали человек семьдесят — пришло более ста! Интерес к выступлениям Адина Штейнзальца всегда велик. А на сей раз лекция раввина «Иудаизм и современность» была совмещена с презентацией его новой книги «Взгляд», только что увидевшей свет. Точнее говоря, лекция сама по себе стала своеобразной презентацией «Взгляда», поскольку автор озвучил в ней многие затронутые в книге темы. Лекция была предварена кратким вступительным словом раввина Ишаи Гиссера (редактора и одного из переводчиков книги) и завершилась ответами на вопросы. А потом была раздача книг. Народ малость поволновался: на всех ли хватит? Волнения были напрасны: обиженным не ушел никто. Дом на набережной славится своим гостеприимством — вот и на сей раз собравшиеся могли обменяться мнениями за фуршетом.

«ВЗГЛЯД» — ЭТО ЕВРЕЙСКИЙ ВЗГЛЯД

Взгляд», о котором речь идет в этой книге, — вовсе не взгляд на специфически еврейские проблемы, не рассказ о еврейских праздниках, соблюдении заповедей, мистических глубинах каббалы или теологических глубинах иудаизма — отнюдь нет. Это разговор об истории, математике, естественных науках, о тоталитаризме и демократии, о порнографии и научной фантастике и так далее. О том, что интересно «всем» — независимо от национальности и религиозной принадлежности. В будущем мы планируем издать книгу, в которой как раз и будут собраны статьи на еврейские темы, но в этой книге вы их не найдете.

Что же объединяет тексты со столь разной проблематикой? Их объединяет взгляд еврейского человека, то есть человека, глядящего на мир, на все его реалии, события и проблемы еврейскими глазами. Такие люди встречаются, хотя и не часто. Скорей уж это редкость. Мой учитель рав Адин Штейнзальц — как раз такой еврейский человек.

«Взгляд» отличается от других его книг, которые вы имели возможность держать в руках. Во-первых, все статьи, вошедшие в корпус книги, представляют собой запись лекций, прочитанных равом в России: в разное время и в разных аудиториях. Во-вторых, это не перевод: этой книги нет ни на одном языке, кроме русского. Так что все переводы (а они несомненно появятся) будут сделаны именно с русского.

Можно сказать, что «Взгляд» — это своего рода премьера русского Штейнзальца.

Раввин Ишая ГИССЕР (Фрагмент выступления)

ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

Короче, еще короче! У нас, нынешних, нет времени!.. Несколько строк, и желательно уже на обложке рассказать читателю как можно больше о книге, которую он держит в руках, определить ее жанр и тему, убедить в том, что на нее стоит тратить время и деньги. Сборники статей покупают редко; их обычно издают к юбилею маститого ученого и раздают приглашенным на торжество. Сам жанр предполагает академичность изложения и настраивает читателя на серьезный лад, тем более если автор статей — известный раввин. Такая книга может быть полезной, информативной, поучительной, но непременно окажется скучной для неспециалиста. И хотя оригинальные идеи в ней, возможно, и будут, от подобного издания не ждут сюрпризов.

Сборник статей раввина Адина Штейнзальца — необычная книга необычного человека. С одной стороны, он профессионал, редкий знаток Торы в широком смысле этого слова, т.е. всей еврейской классической письменности. С другой — энциклопедист, человек чрезвычайно эрудированный во многих сферах науки и искусства. Он не вещает, не проповедует — но размышляет вслух, заставляя нас взглянуть на знакомые понятия под новым, не ожиданным углом.

Раввин говорит о том, что трудно отнести к религиозным дисциплинам: о любви, глупости, деньгах, психоанализе, юриспруденции и многом другом. Универсальность обсуждаемых им тем наряду с глубиной и ясностью мысли привлекает к его статьям внимание людей, принадлежащих к разным культурам. Его обращение к этим темам не предлог «поговорить о главном», не средство «охмурения» интеллектуалов. Ему действительно интересно все это, ему есть что сказать, и он делает это с завидным мастерством, не пересыпая свою речь цитатами «из источников». Эффект получается крайне неожиданным: рождается новый жанр, который можно определить как «беседа мудреца на «мирские» темы». Поскольку этот термин неизвестен русскому литературоведению, стоит сказать о нем несколько слов. Талмуд («Авода зара», 186) говорит так: «Речи мудрецов на «мирские» темы должны быть изучены». Дословный перевод, как обычно, не вполне внятен и не передает интонацию и контекст. Точнее будет сказать: «Даже когда мудрецы говорят на темы, напрямую не касающиеся Торы, их слова стоит осмыслить — они могут многому научить».

И последнее замечание на полях этой не обычной книги: есть доля лукавства в определении не связанных, казалось бы, с Торой тем как «нерелигиозных». Еврейский монизм не оставляет места такому подходу: мир полон Всевышним, в нем не существует ничего — от реалий до идей, — что можно было бы назвать существующим самостоятельно, ибо «...нет ничего, кроме Него» («Дварим» — «Второзаконие», 4:35).

К электронной версии книги «Взгляд» >>


ЧИТАЕМ ТОРУ

Каждую неделю в синагоге читается определенная часть Торы, называемая недельным разделом. За год полностью прочитывается вся Тора. Каждый недельный раздел имеет название, совпадающее с первыми ключевыми словами первой фразы раздела (в частности, это может быть и одно слово).
Рядом с названием недельного раздела указана соответствующая ему неделя (даты): быть может, читателю захочется прочесть недельный раздел и поразмыслить над ним именно тогда, когда это делают религиозные евреи во всем мире.
Понятно, что газетные возможности крайне сужены. Дать хоть сколько-нибудь систематический комментарий даже к небольшому отрывку — невозможно. Поэтому фрагменты еврейских классических комментариев, составленных Д. Софроновым и отредактированных Ш. Гиссером, следует рассматривать лишь как указание на многогранность текста Торы и приглашение к пристальному чтению.

16 июня — 22 июня
На этой неделе читаются два недельных раздела

ХУКАТ

«И сказал Б-г, обращаясь к Моше и Агарону: "За то, что вы не поверили мне, чтобы ознаменовать святость Мою на глазах у сынов Израиля, не введете вы собрание это в страну, которую Я дал им"» (20:12).

У великих мудрецов нашего народа, Рамбама и Рамбана, разное на первый взгляд понимание произошедшего возле источника Мей-Мерива (букв, «воды распри»). Как считает Рамбам, Моше согрешил тем, что, разгневавшись на сынов Израиля, оскорбил их словами: «Слушайте же, строптивые!..» (20:10). По мнению Рамбана, грех Моше состоит в том, что он не обратился к скале, как повелел ему Б-г, а ударил по ней посохом. На самом же деле спора между ними нет, просто один из них говорит о причине, а другой — о следствии.

Есть два типа праведников: первые попрекают и увещевают евреев до тех пор, пока те не раскаются, вторые так превозносят и хвалят их, что евреям просто стыдно грешить после этого. Поскольку же весь мир создан для служения Творцу, то и вся живая и неживая природа следует поведению человека. Поэтому праведникам первого типа приходится преодолевать сопротивление не только евреев, но и всего окружающего мира, а волю вторых и народ Израиля, и природа вслед за ним выполняют охотно, как свою собственную.

Когда Моше, который, в отличие от его брата Агарона, был суров и бескомпромиссен, не проявил должной терпимости, разгневался и начал обличать евреев жесткими словами: «Слушайте же, строптивые!..», — как следствие и скала ослушалась его, и он был вынужден ударить по ней посохом, чтобы силой извлечь из нее воду («Кдушат-Леви»).

БАЛАК

«И увидел Балак, сын Ципора...» (22:2).

Балак, царь Моава, был отпетым антисемитом — почему же его именем названа целая глава Торы? Ведь такой чести не удостоились ни праотцы, ни Моше, ни Агарон!

Таков закон этого мира, что ненависть к евреям — норма для него. Но обычно стремление уничтожить или хотя бы унизить наш народ маскируется наветами и ложью, прикрывается красивыми словами вплоть до показного филосемитизма. В этом— основная опасность нашему существованию, ведь не каждый сумеет разглядеть смертельную угрозу под маской дружелюбия. Балак, в отличие от многих других, свою животную ненависть к евреям, нимало не смущаясь, демонстрировал всем, сделав ее своим знаменем. Такая честность не могла остаться незамеченной, и в награду за нее он удостоился того, чтобы одна из глав Торы была названа его именем (р. Меир из Перемы-шлян).

23 июня — 29 июня

ПИНХАС

«Который выходил бы перед ними...» (27:17).

Настоящий лидер ведет народ, а не следует за ним, поднимает людей до своего уровня, а не снисходит до них, потакая их желаниям и слабостям. Поэтому и говорит Тора «перед ними»: вождь, а не популист. Только такой человек может выполнить задачу руководителя, «который выводил бы их» — из невежества и приземленности, «который приводил бы их» — к чистоте и святости. Если же такого не окажется, то «будет общество Б-га, как стадо, у которого нет пастуха» («Хидушей-Рим»).

30 июня — 6 июля
На этой неделе читаются два недельных раздела

МАТОТ

«Если человек даст обет Б-гу или поклянется клятвой, приняв запрет на себя, то не должен он нарушать слово свое, все сказанное должен он исполнить» (30:3).

Человек обязан приучить себя не бросать слова на ветер, выполнять обещанное по отношению как к себе, так и к другим. О таких людях и сказано: «...все, что он (человек) сказал, должен Он (Всевышний) исполнить» — его благословения и пожелания не будут оставлены Творцом без ответа. Так объясняет автор книги «Шаарей-га-лешем» слова Писания: «"И что исполнять решишь, то сбудется у тебя..." (Иов, 22:28) — "Праведник решил — Всевышний исполнил!"» («Аводат-Исраэлъ»).

«И разгневался на военачальников... и сказал им Моше: "Вы оставили в живых всех женщин?!"» (31:14,15).

Тора рассказывает о гневе Моше, но при этом в ее тексте нет недвусмысленного повеления об уничтожении женщин Мидья-на. Почему гневался Моше?

Из этой истории мы должны вывести урок: то, к чему обязывает разум, следует делать, не дожидаясь приказа. Даже пророк-злодей Бильам, предельно далекий от праведности, понимал это, признаваясь: «Согрешил я, ибо не знал, что ты (ангел Б-га) стоишь передо мной на дороге!» (22:34). Если человек умышленно не хочет понимать очевидное, ссылаясь на отсутствие формального указания, то его поведение — грех (р. Мешая Галеви Горовиц).

МАСЭЙ

«И будет так: как задумал Я поступить с ними, поступлю с вами» (33:56).

Г-сподь заповедал изгнать всех живущих в стране Кнаан. Живя на одной земле с преступными народами, населявшими ее, евреи несомненно научатся у них греху, станут подобными им, а значит обреченными на изгнание. Так сказал Всевышний: «Белено вам изгнать народы, живущие там, но знаю Я, что вы не послушаетесь Меня. Я изгоню вас из страны, поступив с вами так, как должно было поступить с ними» (Рамбан).

«Ибо получило колено Реувена...» (34:14).

Перед этими словами Тора очерчивает границы Земли Обетованной. Но здесь приведена истинная причина установления их именно таким образом. Ранее Тора уже рассказывала об отказе колен Реувена, Гада и части колена Менаше войти в страну Кнаан. Если бы часть еврейского народа не вытребовала для себя земельные наделы в Заиорданье, то границы Святой Земли были бы установлены совершенно иначе и включали бы в себя гораздо большую территорию. Но эти евреи, предпочтя сиюминутную выгоду, лишили нас права на такие границы («Ор га-хаим»).

7 июля — 13 июля

ДВАРИМ

«По ту сторону Иордана, в стране Моав, начал Моше объяснять учение это...» (1:5).

Именно в степях Моава Моше вновь напомнил евреям о союзе со Всевышним. Ведь если даже по отношению к моавитянам, отъявленным врагам Израиля, которые ввели евреев в соблазн и стали причиной гибели многих тысяч из них, Тора милосердна («...не враждуй с Моавом...»; 2:9) лишь потому, что те произошли от Лота, племянника Авраама, то Творец тем более смилостивится над евреями, которые являются прямыми потомками самого Авраама — нашего огца. Моше обрел уверенность в том, что милосердие Творца будет защищать евреев и оберегать их от всякого зла, даже если они согрешили («Сифтей-коэн»).


ПРЕЗЕНТАЦИЯ

«На кого похожи львы?»

Интервью с раввином Александром ФЕЙГИНЫМ — одним из переводчиков «Взгляда» и переводчиком лекции Адина Штейнзальца.

Михаил Горелик

— Как вам понравилась презентация?

У меня сложилось двойственное впечатление. С одной стороны, люди слушали, причем слушали (как мне казалось) с интересом. С другой стороны, все вопросы за одним только, кажется, исключением были не по теме. Люди принесли свои вопросы с собой, и лекция не побудила их к формулированию новых вопросов, а ведь вопросы как таковые, как культурный феномен были одной из важных составляющих лекции. Это свидетельство того, что проблемы, которые ставил рав, не слишком затрагивают слушателей. Можно их понять: жизнь тяжела. Когда Моисей пришел в Египет и обратился к евреям, они не слушали его «по малодушию и от тяжелой работы». Боюсь, что здесь то же самое.

— Как-то вы нелестно...

А вы хотите, чтобы я говорил комлименты? Кому это нужно? Однажды я проводил семинар в Цфате и спросил одну женщину, участницу, как ей понравилось. И она мне сказала: «Конечно, интересно, но сейчас мы вернемся к нормальной обычной жизни, а то, что было здесь — чушь собачья». Во всяком случае, она была откровенна. Может быть, мы потчуем людей ненужными разносолами, а их волнует практический вопрос: будут ли бить? а если будут, то когда?

— Но книги-то люди расхватали. Значит, интерес есть не только к «будут ли бить?».

Да, и это отрадно. Проблема в том, чтобы люди прочли «Взгляд» и что-то извлекли... В юности я мечтал о книге, которую бы написал раввин без единой цитаты. Цитаты позволяют спрятаться за ними. Иное дело, когда они ассимилированны, стали органичной частью внутреннего мира человека. «Взгляд» — практическая реализация моей юношеской мечты. Еще одна давняя розовая мечта: разговор «еврейского человека» на общечеловеческие темы. Вообще говоря, все это есть уже и в «Простых словах», но там хотя это исходно тоже были лекции, но все-таки это были лекции, подготовленные самим равом для печати, а здесь — непринужденный, живой, неформализованный разговор. Должен вам сказать, что я профессионально занимаюсь мистикой — это моя научная тема. При всем при том сам я к мистике вовсе не склонен — я рационалист.

— Религиозный человек, более того, раввин — и рационалист. Как это возможно?

Как видите. Не вижу тут никакой проблемы. Как-то я беседовал с психологами, и они высказали довольно забавную мысль, что даже сами названия диссертаций дают возможность составить мнение о диссертанте. Бабник защищается по семейной терапии, дурак — по когнитивным процессам, человек с эмоциональной дисфункцией — по эмоциям. Вот и у меня с мистикой примерно такие же отношения. Поэтому, когда меня пригласили участвовать в этом проекте (я с удовольствием согласился) и предложили на выбор статью для перевода, я, конечно, выбрал статью о жизни после смерти. Меня это интересует. А вас? Рав, как это ему вообще свойственно, находит массу неожиданных и точных аналогий и определений. Ну, к примеру, на лекциях мне довольно часто задают вопрос: что такое человек после смерти? Я спрашиваю: а вы как думаете? Многие отвечают так: тело без души Рав инвертирует это определение: душа без тела. Или вот о загробных муках: это не палка — это фантомные боли души, потерявшей тело.

И я с удовольствием хочу воспроизвести тонкое наблюдение Штейнзальца об изображении львов. Львы — частый декоративный элемент старого московского домостроения. Присмотритесь: они похожи на помесь медведя со свиньей. Не таковы львы, украшающие наши религиозные книги: скорей уж это стилизованные подо львов интеллигентные мыши. Почему рав заговорил о львах? Авторы этих изображений, должно быть, никогда не видели живых львов. Они фантазировали, и в этих фантазиях отразился национальный менталитет. Наше представление о потусторонней жизни строится ровно по той же моделе.

— Вы вместе с другими переводчиками работали над этой книгой. Между тем ваш коллега Ишая Гиссер специально подчеркивает, что «Взгляд» —книга исходно изданная по-русски.

Тут нет никакого противоречия. Мы работали со стенограммами магнитофонных записей лекций. Рав говорил на иврите. Но стенограмма не статья, этих статей на иврите не существует — только на русском.

— Возникали ли у вас какие-то специфические трудности при переводе? Собственно, у меня в одном вопросе два: о переводе книги и переводе лекции.

Адин Штейнзальц — человек универсальных знаний, и это не может не создавать серьезной проблемы для переводчика, который заведомо не может знать всего того, что знает рав. Скажем, есть такая эзотерическая наука — математика. В принципе я понимаю, о чем говорит рав, но, когда по ходу дела он использует математическую иллюстрацию, порой мне трудно бывает перевести таким образом, чтобы это было понятно слушателям. Однажды на лекции он заговорил вдруг о мощности множеств. Теория множеств понадобилось ему, чтобы пояснить какую-то мысль. Что было с его стороны неосмотрительно: народ малость обалдел. Но это еще ничего — гораздо хуже, когда я сам не понимаю, о чем он говорит.

— И что же делать? Я не стесняюсь ему в этом признаться, и рав всегда охотно обясняет. Еще одна проблема — то, что я назвал бы лирическими отступлениями. Иной раз он довольно далеко уходит от темы лекции — настолько далеко, что кажется, он про нее просто забыл, однако (порой сложным путем) он неизменно возвращается ровно в ту точку, из которой вышел. Но у меня-то в голове нет плана лекции, я совершенно не представляю себе, как мы будем выходить из этих кружений, и иной раз не понимаю, куда рав клонит.

— Это вы говорите о лекциях, а какие проблемы возникали при переводе «Взгляда»?

Ровно те же: ведь статьи, вошедшие в книгу, — это лекции. С другой стороны, работать с текстом проще: есть время для размышления и всегда можно отследить непростой путь мысли рава — возможности, при устном переводе отсутствующие.


ПРИ ПОДДЕРЖКЕ ФОНДА ПИНКУСА
ПО РАЗВИТИЮ ЕВРЕЙСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ДИАСПОРЕ, ИЗРАИЛЬ

Правильный уход за Герберой в горшке. . business valuations