КАЛЕНДАРЬ

МИР И БЛАГОСЛОВЕНИЕ!

Рош га-Шана:
1-2 тишрея - 18-19 сентября
Йом Кипур:
10 тишрея - 27 сентября
Сукот:
15-21 тишрея - 2-8 октября

Раввин Адин Штейнзальц

Наш Новый год — РОШ ГА-ШАНА - длится два дня.

И хотя ритуалы и молитвы в эти дни практически одинаковы, один из них — это, прежде всего, подведение итогов ушедшего года, а другой — взгляд в будущее, в год наступающий.

Прошедший год был нелегким везде, а особенно — в Стране Израиля. Страшные события, случившиеся за это время, напомнили нам всем, что мир в целом, и Святая Земля в частности, — арена, на которой происходит яростная схватка между добром и злом, между жизнью и смертью. И она будет продолжаться до тех пор, пока не придет долгожданное полное Избавление. Нужно много веры и силы, чтобы победить зло и сделать этот мир лучше. Мы будем молиться о том, чтобы будущий год принес нам мир, покой, благополучие и Избавление. Дай Б-г, чтобы мы удостоились в наступающем году — все вместе и каждый в отдельности — хороших и счастливых дней, чтобы волнения, ожидающие нас, были волнениями, обычными в мирной жизни, и заботы — лишь заботами о воспитании детей, подготовке к свадьбам и т.п. В своих молитвах я буду просить для всех нас, для еврейского народа на его земле и везде, где бы евреи ни находились, и для всего этого большого мира, жизни лучшей, чем сегодня, благословенного и сладкого года, как в материальной сфере, так и в духовной.


КЛАССИЧЕСКИЕ КОММЕНТАРИИ

Каждую неделю в синагоге читается определенная часть Торы, называемая недельным разделом. За год полностью прочитывается вся Тора. Каждый недельный раздел имеет название, совпадающее с первыми ключевыми словами первой фразы раздела (в частности, это может быть и одно слово).
Если в явном виде не указано иное, все ссылки в первом комментарии даются на книгу Дварим (Второзаконие), в последнем — на книгу Берешит (Бытие).
Рядом с названием недельного раздела указана соответствующая ему неделя (даты): быть может, читателю захочется прочесть недельный раздел и поразмыслить над ним именно тогда, когда это делают религиозные евреи во всем мире.
Понятно, что газетные возможности крайне сужены. Дать хоть сколько-нибудь систематический комментарий даже к небольшому отрывку — невозможно. Поэтому приведенные здесь фрагменты еврейских классических комментариев следует рассматривать лишь как указание на многогранность текста Торы и приглашение к пристальному чтению.
Перевод и подбор комментариев — Д. Сафронов, консультант и редактор — И. Гиссер.

9-15 сентября

НИЦАВИМ

«...Прими это к сердцу своему среди всех народов, к которым забросил тебя Б-г, Всесильный твой. И обратишься ты к (ад) Б-гу, Всесильному твоему...» (30:1,2)

«В чем заключается тшува («обращение к Б-гу», «раскаяние»)? В том, что грешник оставил свой грех, изгнал помыслы о нем и решил, что не совершит его впредь... И засвидетельствует о нем Знающий тайны, что не вернется к этому греху более никогда, как сказано: «...и не будем больше называть богами своими изделия рук наших, ибо лишь в Тебе найдет сирота милосердие» (Ошеа, 14:4)» (Рамбам, «Гильхот-тшува», 2:2).
Итак, согласно Рамбаму, тшува завершена лишь тогда, когда Творец засвидетельствует, что раскаявшийся человек не вернется ко злу. На это и намекает стих Торы: «И обратишься ты к Б-гу» — т.е. будешь вести себя так, что Сам Всевышний будет свидетельствовать в твою пользу (ад —предлог «к» можно прочесть и как эд — «свидетель»).

«В свидетели призываю я на вас сегодня небо и землю: жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятье, — избери же жизнь, чтобы жил ты и потомство твое.» (30:19)


Сказали наши мудрецы: «Что человек, когда он занят только едой и сном? Животное, не более». У того, кто ограничивает собственное существование лишь удовлетворением материальных нужд, с духовной точки зрения жизнь совершенно обессмыслена. Тора говорит: «...избери же жизнь, чтобы жил ты...», — избери жизнь, но не ради того, чтобы обеспечивать свои материальные потребности, ведь подобное существование и жизнью назвать нельзя, но для того, чтобы стремиться к высшим целям, наполнить дни свои духовностью и смыслом («Бхорей-авив»).

16-22 сентября.

ВАЕЛЕХ

«И возгорится гнев Мой на него в тот день, и Я оставлю их, и сокрою Лик Мой от них, и будет [Израиль] отдан на растерзание, и постигнут его многие беды и несчастья, и скажет он в тот день: «Не потому ли, что нет Всесильного моего в моей среде, постигли меня беды эти?» (31:17)

Сокрытие Б-жественного Лика, о котором говорится в этом стихе, возникает тогда, когда евреи не обращаются в час бедствия к Г-споду в раскаянии и с молитвой, но пытаются обрести спасение иными, более «рациональными» средствами — политическими, экономическими или социальными, никак не связывая происходящее с духовными проблемами. Ниспосланная свыше кара зачастую воспринимается лишь как следствие ошибок на поприще политики или экономики.

Подобное толкование подтверждает и следующий стих: «А Я совершенно сокрою Лик Мой в тот день за все зло, которое он сделал, когда обратился к богам иным» (31:18), — т.е., пренебрегая покаянием и обращением к Творцу, стал изыскивать иные средства для решения своих проблем. Но в этих же словах содержится и обещание того, что если евреи вернуться к Нему, то сокрытие прекратится. И об этом говорит нам конец стиха 17: «...и скажет он в тот день: «Не потому ли, что нет Всесильного моего среди меня, постигли меня беды эти?» Когда евреи осознают истинную причину происходящего, они сумеют найти и действенное средство от беды (Сфорани).

23-29 сентября

ААЗИНУ

«Внимайте, небеса, и Я говорить буду, и услышит земля речи уст Моих» (32:1)

Слово «небеса» здесь служит символом духовной элиты, в то время как «земля» — простой народ, занимающийся делами земными. Таким образом, Тора говорит нам о том, что слова Творца в первую очередь должны быть услышаны раввинами и духовными наставниками, и тогда обыватели так или иначе к ним прислушаются. Если простой народ не внемлет словам Учения, это лишь указание на то, каким образом ведут себя руководители народа, — ведь все остальные лишь берут с них пример («Торат-Моше»).

«Когда Всевышний давал уделы народам, разделяя людей, установил Он границы народов по числу сынов Израиля»
(32:8)
Г-сподь направляет исторические процессы, заботясь в первую очередь о настоящем и будущем народа Израиля. Согласно Торе, духовной подоплекой всех войн и конфликтов между народами и связанных с этим изменений границ является его судьба («Хатам Софер»).

30 сентября-6 октября

Если праздник совпадает с субботой, как в этом году праздник Суккот, во время чтения Торы зачитывают специальные фрагменты, внутренне связанные с идеей этого праздничного дня, а очередной недельный раздел сдвигается на следующую неделю. В ежедневных чтениях и чтении Свитка в понедельник и четверг повторяют раздел, который читали до праздника.


РАЗГОВОРЫ С РАВВИНОМ

ТЕБЕ НРАВЯТСЯ ТВОИ БОЛЕЗНИ?

У многих есть избыток веры — они просто не знают, куда ее девать.
У меня скорей уж недостаток, поэтому я пользуюсь ею экономно.

Адин Штейнзальц отвечает на вопросы Михаила Горелика


— В прошлый раз мы говорили с вами о болезнях. Эта тема представляется не только неисчерпаемой, но и одной из наиболее любимых народом. О чем чаще всего говорят люди? О болезнях. Ну разве еще о евреях.

— Правильно: евреи — это болезнь. Впрочем, я не исключаю существования и других интересных тем.

— Вы говорили о духовном смысле болезни.

— Болезнь дает возможность духовно подняться. Это как плотина, поднимающая уровень воды. Можно использовать эту воду для разных полезных целей: можно, например, молоть муку или получать электричество.

— А можно и никак не использовать.

— Да, если сосредоточиться на телесных ощущениях и таблетках. В Талмуде говорится о том, что если человек страдает, он должен задуматься о своей жизни. Если же ему не в чем себя упрекнуть...

— А такое бывает?

— Если ему не в чем себя упрекнуть, это сигнал, что он недостаточно занимается Торой.

— А если и с этим все в порядке?

— Значит, просто Б-г его любит. Знаете, когда взрослый видит милого ребенка, он может ущипнуть его за щечку. Моя дочка говорила в таких случаях: «Я не хочу вашей любви». В Талмуде рассказывается история, как один мудрец пришел к своему болящему ученику и спросил: «Тебе нравятся твои болячки?» — «Совсем не нравятся!» — «А награда за них?» — «Да никакая награда эти радости не окупит!» — «Тогда возьми меня за руку». Тот взял своего гостя за руку и моментально исцелился.

— Ну и как это понимать?

— А как вы это понимаете?

— Ученик не видит в своих страданиях ничего позитивного, не хочет использовать плотину для производства электричества, отказывается от будущих благ, цена которых представляется ему сильно завышенной, и вслед за вашей дочкой такой любви вовсе не желает — ему бы что попроще. Учитель не порицает его, но, правда, и не одобряет — он просто выполняет его желание. Так что вопрос о смысле этой истории все-таки остается открытым.

— Может быть, Всевышний полагал, что больной свое уже получил и только хотел, чтобы тот сам наконец высказался?

— Кстати, насчет будущих благ. Можно ли, по вашему мнению, считать, что страдания сами по себе гарантируют награду в будущей жизни? Эта история из Талмуда — она ведь дает основания и для такого понимания.

— Я думаю, учитель хотел стимулировать ученика к какому-то решению. Кроме того, он его просто пожалел. Что же касается страданий, автоматически они ничего не гарантируют. Человек может сделать из своих страданий самые разные выводы.

— В этой истории из Талмуда исцеление произошло безо всяких усилий со стороны ученика. Ему не было поставлено никаких предварительных условий: скажем, изменить жизнь или пересмотреть свое представление о ней, от него не потребовалось даже веры, которая считается обыкновенно в таких случаях необходимой. Он мог, конечно, и руки своему учителю не протянуть, но это уж было бы слишком. Учитель выступает здесь как целитель. А как вы относитесь к такого рода историям? Я имею в виду не этот конкретно рассказ из Талмуда, а чудесные исцеления вообще.

— Большей частью скептически. На исцелениях делаются большие деньги. Когда медицина не в силах помочь, люди готовы отдать все. У многих есть избыток веры, они просто не знают, куда ее девать. У меня скорей уж недостаток, поэтому я пользуюсь ею экономно. Поймите меня правильно: я вовсе не утверждаю, что чудесные исцеления это непременно шарлатанство — в конце концов есть разница между скептиком и ослом! Я в высшей степени осторожен и недоверчив именно потому, что я считаю, что чудесные исцеления возможны. Есть люди, которые действительно умеют предвидеть и исцелять. Я видел в своей жизни высокие горы и поэтому не могу считать каждый пригорок Эверестом. Но я чувствую, вы хотите услышать какую-нибудь историю об исцелении

— Я предпочел бы само исцеление, но готов удовольствоваться и историей.

— У меня был один знакомый врач. Милый человек и совершенно нерелигиозный. Время от времени мы встречались с ним и беседовали. Однажды у него тяжело заболела жена. Прогноз врачей был неутешителен. Ее поместили в хоспис. Она не вставала и даже сидеть уже не могла.

— А что с ней стряслось?

— Онкология. Врач приходил к своей жене и видел, что она угасает. Однажды к нему обратился работавший в хосписе религиозный коллега: «Я иду молиться к Стене плача. Если вы не против, я помолюсь за нее». Мой знакомый был человек вежливый, кроме того, он полагал, что особого вреда от молитвы не будет, и он сказал: «Хорошо». На следующий день он приходит к жене. Она сидит на постели и улыбается. Давно этого уже не было «Ты знаешь, вчера мне вдруг стало лучше». — «А когда?» Она назвала час — тот самый, когда за нее молились. С этого момента она, вопреки всем прогнозам врачей, стала поправляться. В конце концов ее выписали домой. Правда, через два года у нее случился рецидив и снова врачи развели руками, и снова помогла молитва. Он спросил у меня: «Вы можете объяснить, как это могло произойти?»

— И что вы ему сказали?

— Я сказал. «Вы сами должны на этот вопрос ответить». Через некоторое время я прочел в газете сообщение о его смерти. Оно было подписано скорбящими детьми и вдовой.


ПРЕССА


ДАНИ И КОРОЛЬ

Обложка очередного (тридцать пятого) номера журнала «Отцы и дети» украшена картой Израиля, на которую наложена карта XVI века: мир изображен в виде трилистника (Европа, Азия, Африка) с Иерусалимом посередине. Издаваемый Институтом изучения иудаизма в СНГ семейный (для взрослых и детей) журнал «Отцы и дети» продолжает тематическую серию — удачная находка редакции. Предшествующие выпуски были посвящены еврейской литературе, еврейской семье, еврейскому юмору, еврейским общинам и еврейской музыке. Коллаж обложки задает новую тему: «Святая земля». Создатели журнала решают сложную культурологическую, или, если угодно, филологическую, проблему. Это относится ко всем выпускам, но в особенности (в силу тематической специфики) к последнему. Дело в том, что русская интеллигенция, к которой по своему генезису относится большинство читателей журнала, и еврейская религиозная традиция говорят на разных языках. Можно сменить систему ценностей, изменить свой взгляд на мир — изменить язык культуры куда сложней. «Отцы и дети» выстраивают мосты между двумя мирами, переводят язык одной культуры на язык другой, вводят в русский культурный оборот тексты, сюжеты и образы, которые, имея исключительную важность для национально-религиозной еврейской самоидентификации, представляют также безотносительную культурную ценность. Центральная статья номера Зои Копельман «Святость Земли Израиля» — очень характерный пример опоры на широкий спектр классических текстов в сочетании с нигде открыто не декларируемой, но неявно присутствующей теплотой и экзистенциальной вовлеченностью. Не мешающей ей, однако, в следующем за статьей интервью с раввином Адином Штейнзальцем (скорей уж в диалоге, где она выступает как равноправный партнер), поставить бескомпромиссный и остро провоцирующий вопрос: не похоже ли восхищение святостью Земли Израиля на восхищение платьем известного короля? Поразительная интеллектуальная честность. Раввин вовсе не шокирован такой постановкой вопроса, он не спешит опровергнуть ужасное предположение и начинает ответ с парадоксального релятивистского пассажа: «Что такое красивая женщина? Одному нравится одна, другому ее противоположность». Очень характерно и для Штейнзальца, и для журнала — обсуждать серьезные и важные мировоззренческие вопросы без каменной серьезности. Среди авторов номера Мартин Бубер с относительно малоизвестной в России статьей о рабби Нахмане из Брацлава (1772-1810), точнее о его понимании святости Страны Израиля («Во всей еврейской литературе никто не прославлял Страну так разнообразно и с такой силой»). Единый блок составляет с ней статья Адина Штейнзальца о рабби Нахмане — основателе одного из движений хасидизма, мистике и остро оригинальном писателе. Кстати сказать, книга его «Необыкновенных историй» с комментариями Адина Штейнзальца вышла недавно на русском языке.

Религиозный разговор с детьми — особая проблема. Как перевести сложные, культурно и исторически насыщенные сюжеты на язык детского восприятия, не сбившись на религиозное морализаторство, дидактику и сентиментальность? Как добиться того, чтобы необходимое упрощение не искажало смысл, а текст был наполнен воздухом игры и веселья, без которых не существует хорошей детской литературы? Мир ребенка прост и ярок. В нем нет полутонов и смешения красок. Фальшь выявляется в нем немедленно. Решение этой проблемы не изобилует удачами. «Отцы и дети» одно из приятных исключений. В адресованном детям разделе масса интересного: успешно адаптированные сюжеты Библии, мидрашей, Талмуда, хасидских рассказов. Украшение номера — рассказ израильской писательницы Мирьям ЯланШтекелис «Врата Эрец-Исраэль» (то есть Земли, или Страны Израиля).

Действие происходит после Второй мировой войны в подмандатной еще Палестине, когда она была закрыта для спасшихся от нацизма европейских евреев; нелегальных эмигрантов направляли в концентрационные лагеря. В этом историческом контексте разворачивается действие рассказа, отчасти напоминающего образным строем «Короля Матиуша Первого». Третьеклассник Дани во время зимнего дождя вдруг остро чувствует, как плохо людям за колючей проволокой. И он отправляется во дворец к Верховному Комиссару Палестины — надо же все ему объяснить. И объясняет настолько толково, что Верховный Комиссар велит подать аэроплан, и они летят в Лондон к королю: ведь именно король велел держать врата Эрец-Исраэль на запоре. Король сначала упирается, а потом соглашается и дает Дани тысячу аэропланов, Дани сажает в каждый сто человек и везет их на историческую родину. Понятно, я опускаю массу приключений.

Очень хорошо, скажете вы, более того, забавно, но причем тут религия? Все дело в том, что прения с королем наложены на сюжет исхода из Египта и текстуально к нему апеллируют. На призывы «отпустить народ мой» сердце короля только ожесточается. «Тогда я подошел к нему близко-близко и прошептал ему на ухо: Тора, книга Исход... Помните? То-то же!» Король страшно побледнел. На самом деле я это так сказал, чтобы попугать его, потому что сегодня уже нет чудес и ничего подобного... И все-таки сердце его снова ожесточилось, и он не внял мне.» Насчет отсутствия чудес сегодня Дани малость ошибся: тут же в качестве казни египетской загорелся дворец. «И тогда я спас короля, и королеву, и двух королевских дочек. И Верховного Комиссара я тоже спас. Ничего, мне нетрудно.» Тут-то благодарный и раскаявшийся король и дал Дани тысячу аэропланов. Все-таки он был английский король, а не фараон египетский.

Маленькая деталь: Дани рыжий, его дразнят, он очень от этого страдает. И вот, когда все прилетели и Верховный Комиссар отпер большим ключом ворота Страны Израиля и народ вошел, Дани увидел свой класс с учителем. «Они кричали «Добро пожаловать!» и «Ура!», и никто не обзывал меня рыжим.» Тайная пружина подвигов мальчика. Когда б вы знали, из какого сора!

Михаил ГОРЕЛИК


ПРИ ПОДДЕРЖКЕ ФОНДА ПИНКУСА
ПО РАЗВИТИЮ ЕВРЕЙСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ДИАСПОРЕ, ИЗРАИЛЬ