КАЛЕНДАРЬ

ПУРИМ:
РАЗНООБРАЗИЕ В ЕДИНСТВЕ

Из Книги Эстер (6:1-12)

В ту ночь отнялся у царя сон, и велел он принести памятную книгу дневных записей, и читали их перед царем. И найдено записанным там, как донес Мордехай на Бигтана и Тереша, двух евнухов из числа оберегающих порог, которые замышляли наложить руки на царя Ахашвероша.

И сказал царь какая оказана почесть и отличие Мордехаю за это? И сказали отроки царя, служившие при нем: ничего не сделано ему. И сказал царь: кто на дворе? Аман же пришел тогда на внешний двор царского дома поговорить с царем, чтобы повесили Мордехая на дереве, которое он приготовил для него. И сказали отроки царя ему. вот Аман стоит на дворе. И сказал царь, пусть войдет. И вошел Аман. И сказал ему царь: что бы сделать тому человеку, которого царь захочет отличить почестью? И подумал Аман в сердце своем: кому захочет царь оказать почесть, кроме меня?

И сказал Аман царю, тому человеку, которого царь захочет отличить почестью, пусть представят одеяние царское, в которое одевался царь, и коня, на котором ехал царь, когда возлагали царский венец на главу его. И пусть подадут одеяние и коня в руки одному из первых князей царевых, и облекут того человека, которого царь хочет отличить почестью, и выведут его на коне на городскую площадь и провозгласят пред ним так делается тому человеку, которого царь хочет отличить почестью.

И сказал царь Аману: тотчас же возьми одеяние и коня, как ты сказал, и сделай это Мордехаю, иудею, сидящему у царских врат; ничего не опусти из того, что ты говорил И взял Аман одеяние и коня и облек Мордехая и вывел его на коне на городскую площадь и провозгласил перед ним так делается тому человеку, которого хочет отличить почестью.

И возвратился Мордехай к царским воротам Аман же поспешил в дом свой, печальный, закрыв от стыда голову.


КЛАССИЧЕСКИЕ КОММЕНТАРИИ

Каждую неделю в синагоге читается определенная часть Торы, называемая недельным разделом. За год полностью прочитывается вся Тора. Каждый недельный раздел имеет название, совпадающее с первыми ключевыми словами раздела (в частности, это может быть и одно слово).

Понятно, что газетные возможности крайне сужены. Дать хоть сколько-нибудь систематический комментарий даже и небольшому отрывку — невозможно. Поэтому приведенные здесь фрагменты еврейских классических комментариев следует рассматривать лишь как указание на многогранность текста Торы и приглашение к пристальному чтению. Перевод и подбор комментариев — Д. Софронов, консультант и редактор — И. Гиссер.


ТРУМА

«И сделай двух крувов из золота, на двух концах крышки [ковчега] — выкуй их [вместе с крышкой]» (25:18)

Для начала разберемся, кто такие крувим? Комментаторы говорят: ангелы имеющие вид птиц (Рашбам). А в Талмуде («Хагига», 136) уточняется, что у крувим были лики младенцев, поскольку на арамейском языке керавья означает — «подобный ребенку».
В неблагоприятные для евреев периоды истории, когда они не могли найти достаточно золота для изготовления храмовой утвари, все ее элементы могли изготовляться из любого металла (например, меди или железа), за исключением крувим, которые должны были выковываться исключительно из золота, и их было запрещено изготовлять из какого-либо иного металла.
Почему? Поскольку крувим, расположенные по двум концам крышки ковчега, в котором хранились скрижали и свиток Торы, олицетворяют собой еврейских детей, постигающих азы Священного писания, что напоминает нам о лежащей на нас обязанности их воспитания в соответствующем ключе. Когда речь идет именно о самом главном: о надлежащем воспитании еврейских детей — в духе Торы, о формировании соответствующих образовательных заведений, хедеров, религиозных школ и йешив, это богоугодное дело требует инвестиций в золоте, а не в медяках (р. М. Шапиро из Люблина).

ТЕЦАВЕ

«И сделай священные одежды для Аарона, брата твоего, чтобы [все] почитали [его и восхищались) великолепием [его облика). И обратись ко всем мудрым сердцем — [к тем), кого наполнил я духом мудрости, и сделают они одежды Аарону, освящающие его для служения Мне» (28:2,3)

Простолюдин преклоняется перед человеком, облаченным в богатые и изысканные одеяния. В соответствии с этим сказано в Торе: «...чтобы [все] почитали [его и восхищались] великолепием [его облика]». Однако «мудрые сердцем» — это те. кто способен понять и проникнуть в сокровенный, глубочайший смысл, который заключает в себе каждый элемент одежды первосвященника. Поэтому именно для них сказано: «...и сделают они одежды Аарону, освящающие его для служения Мне». Не только для «почета» и «уважения», а ради освящения коганим — ради признания величия возложенной на них функции (Гаон р. Шимон Софер).

«И будет носить Аарон предначертания [Б-га] сынам Израиля на сердце своем постоянно» (28:30)

Аарон первосвященник — сердце народа Израиля. Точно так же как сердце в первую очередь отзывается на страдания тела, так и Аарон чувствовал боль и страдание каждого еврея и молился за него. Об этом и сообщает настоящий стих. «И будет носить Аарон предначертания [Б-га] сынам Израиля...» — любую боль, любые страдания (поскольку наказания и есть «предначертания»), которые приключатся с Израилем, Аарон был способен, как никто другой, почувствовать, «носить в сердце своем» и молиться «пред Б-гом» для того, чтобы худые предзнаменования не осуществились... («Бэер маим хаим»).

ТИССА

«И сказал Моше Аарону: «Чем так провинился перед тобой народ этот, что ты ввел его в страшный грех?» И ответил Аарон: «Пусть не гневается господин мой — ты [же] знаешь [этот] народ: что [склонен] он ко злу» (32:21, 22)

«...Что [склонен] он ко злу» — поскольку в их душах остались искры зла, почерпнутые ими в Египте, где они поклонялись идолам. И Аарон опасался, что отрицательные склонности, сокрытые в их сердцах, время от времени будут пробуждаться. Поэтому он отважился на изготовление золотого тельца: именно с тем, чтобы все остатки зла были окончательно искоренены из еврейских душ. Об этом и сказал Моше: «Ки фрао Аарон» (вариант прочтения этой фразы: «...ибо выявил Аарон (силы зла, сокрытые в еврейских душах)...»).

ВАЯКЕЛЬ
«Не зажигайте огня во всех жилищах ваших в день субботний»
(35:3)

Почему этот вид работы — запрет разводить огонь — упоминается в Торе отдельно? В первых скрижалях, в книге «Шмот», объясняется, в чем заключен смысл субботнего дня. Творец созидал этот мир шесть дней, как сказано: «Ибо шесть дней творил Бог небо и землю, море и все, что в них, и почил в день седьмой» («Шмот» 20:11). Исходя из этого, в субботу следовало бы запретить только те виды работ, что возникли в течение этих шести дней. Согласно преданию Адам впервые высек огонь из кремня только на исходе субботы. Таким образом, разведение огня не было запрещено в самую первую субботу, поэтому возникла необходимость упомянуть об этом запрете отдельно. По этой самой причине в книге «Дварим» ничего не сказано о запрете разводить огонь. Ведь вторые скрижали содержали другое обоснование заповеди о субботе: «И помни, что рабом был ты в стране египетской, и вывел тебя Б-г, Всесильный твой, оттуда рукою мощной и мышцей простертою...» («Дварим», 5:15). Поэтому не было никакого логического обоснования разделять запрет разведения огня от других запрещенных работ («Тиферет Иегонатан»).

ПКУДЭЙ
«И прикрепили оба камня к лямкам эйфода — напоминание о сынах Израиля, — как Б-г повелел Моше»
(39:7)

Когда жена Потифара начала одаривать Иосефа излишним вниманием, добиваясь интимной близости с ним, он испытывал мучительнейший соблазн. В этот час перед ним возник облик его отца — Яакова. Праотец промолвил: «Имена братьев твоих начертаны на камнях эйфода. и ты хочешь, чтобы твоего имени между ними не было?» Камни эйфода являются достаточно эффективным напоминанием для всего Израиля. Каждый раз, когда еврей попадает в западню искушения, когда злое начало склоняет его к греху, — пусть вспомнит эту историю и, устыдившись, побоится совершить прегрешение («Мешех хохма»).


ПАРАЛЛЕЛИ И МЕРИДИАНЫ



ЦЕПЬ ПОКОЛЕНИИ

Раввин Адин Штейнзальц нашел в Тамбове могилу своего деда

Израильский раввин Адин Штейнзальц, переводчик и комментатор Талмуда, часто бывает в России. С 1989 года, когда он начал здесь свою просветительскую деятельность, он облетел и проехал всю страну от Калининграда до Владивостока, побывал едва ли не во всех крупных городах. Яркие выступления раввина неизменно приобретают характер значимых общественных событий. Для многих людей — евреев и неевреев — он стал живым воплощением иудаизма.

Недавний визит Адина Штейнзальца в Тамбов мало чем отличался от прочих: интервью на радио, выступление перед еврейской общиной города. На встрече в местном отделении Сохнута раввина попросили об автографе. Он изобразил мышку и начертал свою фамилию на арабском и греческом — своеобразное чувство юмора. В другом городе придумал бы что-нибудь иное. Однако тамбовская поездка была все же в своем роде уникальна: в этот город с незначительным еврейским населением раввина привела не только его общественная миссия, но и глубоко личный интерес.

Есть добрый обычай называть детей в честь умерших родственников. Когда Эсти Палант, дочь Адина Штейнзальца, родила пятого ребенка, его назвали редкостным для Израиля именем Шмарьягу, уменьшительно Шмерл, в честь прадеда— Шмерла Круковича, прожившего последние годы своей жизни в Тамбове. История появления в этом городе семьи Круковичей вписывается в интересный сюжет истории России.

Во время Первой мировой войны произошло одно весьма знаменательное событие, послужившее, по всей видимости, хорошей моделью для будущих проектов товарища Сталина. Надо сказать, что многие зловещие мероприятия большевиков не были их собственными изобретениями — они брали готовые образцы и творчески их перерабатывали. У депортаций советского времени тоже имелся свой образец в России, которую мы потеряли: выселение евреев из прифронтовой полосы в 1915 году по обвинению в шпионаже.

Конечно, многочисленные советские депортации были куда ужасней (я же говорю: товарищ Сталин творчески перерабатывал исторический опыт), однако и драма еврейской депортации была велика: ни в чем не повинных людей заставляли покидать свои дома, они теряли имущество, подвергались издевательствам, их перевозили в переполненных товарных вагонах. Семья Круковичей попала в сей исторический водоворот по ошибке. Круковичи жили недалеко от Варшавы, вне территории, обреченной на депортацию. Однако Шмерл, крупный торговец лесом, заехал как-то туда по своим торговым делам. Да, видать, заехал не в добрый час и вот попал под каток истории. И был с семейством своим выдворен наряду с местными жителями. И оказался в Тамбове. Депортация не сокрушила его. Он продолжал успешную торговлю лесом. До недавнего времени на пересечении Базарной и Дворянской, в самом центре города, сохранялся его большой двухэтажный деревянный дом, лишь совсем недавно павший жертвой модернизации города — теперь на его месте высится здание Пенсионного фонда. В этом, теперь уже не существующем, доме родилась мать раввина. Соседний купеческий особняк сохранился — воплощенный дух той улицы, по которой ходили дед, бабушка, мама. Вообще Тамбов в значительной мере сохранил свой давний, одноэтажный, облик. В назидание за Антоновский мятеж товарищ Сталин отказал городу в финансировании. Так что вплоть до брежневских времен не строили — правда, зато и не сносили. На центральной площади высится непременный Ленин, отличающийся от прочих скульптурных клонов вождя, экспансивным взмахом руки, указующей, как говорят, правильное жизненное направление евреям: на вокзал. На призыв вождя откликнулись многие.

Адин Штейнзальц с детства слышал от матери и дяди рассказы о Тамбове — сказочном и совершенно недостижимом городе. О нем рассказывали невероятные истории, которые никогда бы не могли произойти в реальной жизни. Вроде той, как побывавший в Тамбове нарком Луначарский наградил его дядю за художественное оформление детского дома килограммом конины. Во время Гражданской войны дядю поставили было к стенке, но почему-то в последний момент раздумали и отпустили.

Много чего рассказывали о деде. Шмерл Крукович был человеком исключительной нравственной щепетильности. Когда его дочери, маме раввина, было три года, она играла у соседей и прихватила луковицу. Выяснив, что она взяла луковицу без спроса, Шмерл сказал:

— Немедленно вернись и отдай. Девочка заплакала:

— Не пойду.

Жена Шмерла заступилась:

— Что ты издеваешься над ребенком! Из-за какой-то несчастной луковицы!

— Пойми, она не хочет возвращаться, потому что прекрасно понимает, что поступила нехорошо.

После революции Шмерл Крукович пытался вернуться в Польшу. Попытка эта оказалась успешной для его семьи, но не для него самого: он умер в 18-м, семья покинула Россию в 22-м. Правда, без награжденного Луначарским дяди — он малость подзадержался. Впереди его ждал Гулаг. Дядя много рассказывал племяннику о России, о лагере. И он говорил: «Знаешь, я вот тебе рассказываю, как было плохо и тяжело, но среди этих русских на самом деле было очень много приличных людей». Однажды среди слушателей раввина оказалась девушка-коми. Он приветствовал девушку на ее родном языке — она была потрясена. Этому приветствию научил Адина Штейнзальца дядя — остров архипелага Гулаг, на который он был насильственно приглашен, располагался как раз в Коми. В конце концов, в разное время и разными путями, вся семья собралась в Иерусалиме В Тамбове осталась могила Шмерла Круковича — только вот где, неизвестно. Через два месяца после того, как маленький Шмерл получил имя умершего 80 с лишним лет назад прадеда, в Иерусалим пришел факс — могила найдена. Вернувшееся в семейный круг имя и завершение безуспешных дотоле поисков места упокоения его прежнего носителя оказались связаны «Я вовсе не утверждаю, что это чудо, — говорит Адин Штейнзальц, — но — не правда ли? — совпадение знаменательное» Один из многих проектов основанного Адином Штейнзальцем Института изучения иудаизма в СНГ — ассоциация «Ламед», осуществляемый при поддержке фонда имени Л.А.Пинкуса. В ее рамках проводятся семинары для преподавателей еврейской традиции. Однажды на таком семинаре побывал врач из Тамбова Давид Тателадзе — он собирался сочетать свою основную работу с педагогической Узнав, что покойный дед Адина Штейнзальца был его земляком, Тателадзе решил выяснить, не знает ли кто о могиле Шмерла Круковича. Естественно, он обратился к общественному смотрителю еврейского кладбища Рувиму Любичу — может быть, тому что-нибудь известно. Увы, помочь тот ничем не смог — не нашлось на кладбище могилы, на которой было бы высечено: «Шмерл Крукович». И неудивительно, в 18-м году человек умер, это сколько ж воды утекло! Ухаживать за могилой было некому, время (всем известно) сохранности кладбищ не способствовало. И кладбищенские книги прошлого не дошли до нас.

Тем не менее усилия Тателадзе и Любича не остались втуне: хотя имя на могиле действительно не сохранилось — оно сохранилось в памяти одного русского человека Сергея Колосова В 1973 году умерла его еврейская теща и была похоронена на еврейском кладбище Все эти годы Колосов вместе с женой ухаживал не только за «своей» могилой, но и за соседней — тяжело ему было видеть рядом поросшую сорняком бесхозную могилу, где покоился совершенно неизвестный ему Шмерл Крукович, о чем извещала мраморная доска на памятнике — имя значилось не только на иврите, но и на русском В прошедшее десятилетие еврейское кладбище Тамбова пережило несколько погромов. Пострадало множество надгробных памятников — среди них и стоявший на могиле деда раввина. Доска с именем была разбита.

Еврейский мир Тамбова невелик, все в той или иной степени знают друг друга или, на худой конец, друг о друге. Услышав о поисках могилы Круковича, Колосов сообщил о ней Любичу, и факс полетел в Иерусалим.

И вот в яркий морозный день Адин Штейнзальц идет по снегу в неподходящих для здешней зимы легких туфлях по тамбовскому кладбищу Несколько поворотов, и он наконец стоит перед могилой, которую так хотел найти Почти 80 лет не звучали здесь еврейские молитвы Раввин читает кадиш — заупокойную молитву Слово «заупокойная» нуждается в комментарии. Хотя она произносится в честь усопшего, но, в отличие от православной заупокойной молитвы, она не только лишена прошений о посмертной участи, но и вообще упоминаний о смерти. Кадиш — чистое прославление Всевышнего; все прочее — контекст, придающий словам хвалы особый, глубоко личный и интимный смысл. Раввин говорит: «Я благодарен людям, которые ухаживали за этой могилой — могилой совершенно неизвестного им человека, я благодарен тем, кто помог мне найти ее. Это место связывает меня с тамбовской землей У меня такое чувство, что я соединил здесь разорванные звенья цепи поколении».

 


ПРИ ПОДДЕРЖКЕ ФОНДА ПИНКУСА
ПО РАЗВИТИЮ ЕВРЕЙСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ДИАСПОРЕ, ИЗРАИЛЬ